Замшевые ботинки

Всеми считается, что в Штатах первое представление мужских крайностей, облаченных во что-то иное, чем отполированная кожа, появилось во время международных матчей поло в 1924 в загородном клубе Медоуброк на Лонг-Айленде. Там по царственным пятам принца Уэльского американское общество было ознакомлено с первым ансамблем из фланелевого костюма и коричневых туфель из оленьей кожи. Хотя склонность быть верховенствующим в одежде уже стала легендой на обоих берегах Атлантики, обозреватели моды были ошеломлены его предполагаемым прорывом хорошего вкуса в ношении оксфордов из “выворотной телячьей кожи” (как тогда называлась замша) с костюмом, не меньше.
Разведчики стиля назвали модный риск принца “знаком величайшей женственной изнеженности”. Многие мужчины изначально интересовались родословной обувной моды, откладывая ее в сторону из-за страха, что такая неблестящая обувь выглядит нежной и немужественной. Остальные называли их “выползки из борделя”.

Розничная торговля обнаружила, что туфля из выворотной телячьей кожи слишком радикальна. Так как замшевая обувь в большинстве была оттенков коричневого, продавцы одежды не решались пытаться продавать новичков с правильной одеждой. Однако арбитры моды немедленно приняли замшевую обувь, хотя лишь десятилетие спустя паства в конце концов увидела свет.
Когда мода на замшевую обувь окончательно утвердилась, она появилась в заметном изобилии – с перфорированным носом в городе с деловыми костюмами, в виде блюхеров на резиновой подошве за городом, и высоких, до лодыжки моделей в сочетании со зрительской одеждой на спортивных мероприятиях.

К 1932 коричневые туфли из оленьей кожи настолько наводнили спортивные круги Англии, что ни один хорошо одетый британец не считал свой гардероб полным без, по меньшей мере, одной пары. На противоположном берегу, спортсмены из общества в Медоубрук и загородных клубах Пайпинг Рок на Лонг-Айленде настолько страстно увлеклись комбинацией из коричневого твидового пиджака и серых фланелевых брюк, что тот, кто “по-настоящему принадлежал”, без вариантов заканчивали свой ансамбль парой новой обуви из оленьей кожи.
Хотя вневременной символ аристократического британского вкуса делает все, что надевается с ним, более стильным, коричневая замшевая туфля также подходит ко всем сезонам, отлично приспособленная к светлой весенней одежде и богатой в не столь блестящей изысканности зимней более тяжелой шерсти и фланели. Однажды пораженные в самое сердце, многие любители с трудом возвращались к блестящим поверхностям общепринятой мужской обуви.